ДЕЛО № 10. О беспечном российском туристе

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

Коленька — так его звали в семье, хотя парню шел уже двадцать третий год — очень любил путешествовать. И в свои молодые годы уже объездил полмира. В этот раз на летние каникулы полетел в Арабские Эмираты. Первые пять дней были одни восторги. Свое восхищение выразил в прямом телефонном разговоре с родственниками только один раз. А остальные свои впечатления выражал из экономии эсэмэсками.

Парень был спортивный. День начинал с утренней пробежки, потом душ и завтрак, затем — утреннее послание родным с изложением плана дня, а вечером — краткий отчет. Но на шестой день утреннего послания родители не получили. Ладно, подумали родные, может, куда-то торопился? Но и вечернего отчета они тоже не получили. Стали звонить сами. Уже без эсэмэсок, а по прямой громкой связи. На том конце прозвучало два гудка, и Коленькин телефон отключился. Позвонили в гостиницу туроператору. Никаких сведений у него о Коленьки не было. Известно только, что он, как обычно, рано утром вышел из гостиницы на пробежку и пропал. В полицию заявили к вечеру. Думали, что парень молодой — может, где-то загулял. Заглянули в номер — там полный порядок. Деньги, документы, кредитные карты — все на месте. Вещи сложены и разложены: Коленька был аккуратистом. А его самого нет. И ничего о нем никому не известно.

От полиции никаких сведений. Собственно, как и наша полиция, арабская полиция не торопилась с поисками. Опросив дорожную полицию, удостоверились, что такой парень в ДТП не попадал. Проверили все несчастные случаи — в больницы и морги тоже не поступал. По криминальным сводкам тоже не за что зацепиться. Так что основной версией в полиции осталась первая: загулял парень. Нашел себе даму и проводит с ней время в любовном угаре. Только вот что странно: парень в шортах, майке и кроссовках, совсем без денег. Кто же такого, даже «руссо туристо» столько дней терпеть будет, поить, кормить?

Отец срочно вылетел в Эмираты. Мать, принимая валидол, осталась в тревожном ожидании. Российский консул отправился в полицию, но там только руками разводят. Ищем, говорят. Только где искать, никак понять не можем. И притоны всякие просмотрели, и проституток опросили — никаких следов Коленьки нет. Как в воду канул. Что делать? Только остается ждать и надеяться. Может, арабская полиция что-нибудь придумает?

Группа, с которой Коленька в Эмираты уезжал, уже домой вернулась. Родители Коленьки с каждым человеком повстречались, всех расспросили. Никто ничем помочь не смог. Впечатление от Коленьки осталось хорошее, да и только. Парень спокойный, любознательный, все экскурсии, что успел, посещал исправно, пил в меру, даже меньше многих. Тесной дружбы ни с кем не заводил, но общался со всеми легко. А вот куда и как пропал, никто из группы понятия не имел.

И похищать его было незачем. Конечно, семья не бедная, но и не настолько богатая, чтобы выкуп заплатить. В общем, странное исчезновение.

Тогда несчастные родители отправились по московским гадалкам. Но те говорили разное. Кто-то Коленьку живым видел, но как будто в рабство попал. Даже рассказывали, что «видели» его в кандалах на плантации. Другие чувствовали, что парень попал в сексуальное рабство. Парень молодой, красивый — вот стареющая дама его и «приватизировала». А что он был в шортах, майке и без денег, так той даме от этого только лучше. Куда он такой — раздетый, разутый — от нее денется? Одна гадалка, называющая себя в рекламе «госпожой», даже «увидела», как похитительница Коленьку по дому в ошейнике водит и плеткой размахивает.

Много денег на гадалок Коленькины родители просадили, а толку никакого. Ведь не станешь всю эту ахинею арабской полиции пересказывать?! Но, наконец, дошли и до Центра Виноградова. Центр тогда только работать начинал. Еще не было ни имени, ни авторитета.

Когда приехали в Центр к вечеру, там из экстрасенсов одна только Анна Богата на приеме осталась. Все остальные специалисты прием закончили. Посмотрела Анна фотографию, вещи Коленькины руками перебрала. Задумалась, и как будто мысленно в другой мир ушла. Долго что-то ТАМ рассматривала. Потом и говорит: «В живых его не вижу. Несчастный случай, смерть на воде». Хоть от слов экстрасенса холодом на родителей повеяло, а только сразу показалось, что экстрасенс правду говорит. Что действительно она ЭТО увидела.

Сразу позвонили в Эмираты консулу, тот связался с местной полицией. Про версию о несчастном случае полиция не спорила, им это было только на руку. А вот насчет смерти на воде — сомневалась. Ни персонал отелей, ни спасатели, ни другие туристы Коленьку на берегу в то утро не видели. Да и камеры отеля зафиксировали, что парень побежал в противоположную сторону от моря.

Родители снова обратились в Центр с вопросами. Принял их сам Виноградов, сообщил, что Анна Богата — сильный поисковик, вряд ли ошиблась. Но на всякий случай собрал консилиум. Позвал Светлану, Ирика Садыкова и, конечно, саму Анну. Мнение у всех совпало — смерть на воде, несчастный случай.

Окончательный и официальный ответ выдали родителям на специальном бланке Центра. Затем это заключение специалистов Центра было отправлено консулу в Эмираты. Тот отослал его в полицию. А арабская полиция это заключение вновь отправила в Москву, но только своему арабскому консулу. Арабский консул не поленился сам лично приехать в Центр. Парня пропавшего искать все равно надо, и на живых экстрасенсов посмотреть было интересно.

Снова Виноградов всю группу собрал. И Анна Богата, и другие специалисты на своем стоят — смерть на воде, несчастный случай. А консул свое гнет: дескать, как же на воде, если Николая на берегу у моря никто не видел? И тут Анну вдруг осенило: «Я, — говорит, — не сказала, что пропал он в море, я утверждаю только, что смерть произошла на воде. Я даже нарисовать могу, где Николай утонул». Взяла лист бумаги, карандаш и нарисовала какое-то округлое озеро и горы вокруг него.

Консул рисунок взял и уехал к себе в посольство. Через день он позвонил в Центр. Выяснилось, что недалеко от отеля, где Николай жил, находилось несколько озер. И одно из них было похоже на то, что нарисовала Анна. Еще через день — снова звонок от арабского консула. Тот был в шоке. Рассказал, что местная полиция, на берегу указанного озера обнаружила майку, шорты и кроссовки пропавшего парня. Причем, вещи лежали рядом с табличкой, на которой на трех языках было написано предостережение: «Купаться в озере строго запрещено!» А само тело водолазы подняли уже на следующий день. Через месяц от родителей Николая в Центр пришло письмо, в котором они благодарили всех сотрудников за помощь, а особенно — Анну Богату.