Дело № 12. Об убитой и изнасилованной студентке

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

Как всегда по окончании занятий в институте, Маша позвонила родителям. Это было железным правилом — сообщать, куда, с кем и зачем Маша поедет, надолго ли задержится и когда ее ждать домой? Время неспокойное, и в семье Маши все — и брат, и родители — всегда о себе все друг другу сообщали. В этот раз Маша сказала, что очень устала и поэтому сразу едет домой. От института до дома час езды с одной пересадкой в метро. Время было летнее, темнело поздно, поэтому сначала дома Машу ждали довольно спокойно. Но прошел час, другой, пошел третий, и родители начали волноваться. Машин телефон, хотя обычно он отзывался даже из метро, упорно отвечал, что сейчас он находится вне зоны. Родители стали обзванивать всех институтских друзей. Все они сообщали, что Маша задержалась в деканате и из института выходила позже всех. Во всяком случае, никто ее после лекций уже не видел.

Родители помчались в милицию. Дежурный, выслушав их сбивчивый рассказ, посоветовал прийти утром следующего дня. Дескать, девушка загуляла, утром вернется. Но и утром Маша не вернулась. Родители снова помчались в милицию. Уже другой дежурный нехотя взял у родителей заявление и пообещал, что примет все меры. И объявления расклеят, и всем нарядам приметы Маши сообщат. Одним словом, будут искать. И еще посоветовал на всякий случай пообщаться со специалистами Центра Виноградова. Дескать, его экстрасенсы иногда помогают в таких поисках. Родители в Центр не поехали. Решили сначала навести о нем справки у знакомых. Одни о нем что-то слышали, но ничего определенного сказать не могли. Другие, кто увлекался мистикой, рекомендовали немедленно обратиться за помощью именно в Центр. Заглянули в Интернет, прочитали отзывы о Центре — почти все положительные. Потом позвонили в полицию — никаких новостей. Тогда решились поехать к Виноградову.

Их встретила экстрасенс Светлана Проскурякова. Родители Маши смотрели на нее с некоторым недоумением. В телепередачах они видели гадалок в странных одеждах, со странным антуражем — стеклянными шарами в руках, с дымящимися благовониями... А тут их встретила обычная ничем не примечательная женщина, со строгим выражением лица, одетая в длинное черное платье. И кабинет скромный. Ничего лишнего. Стол, на столе ноутбук, напротив стулья для посетителей, книжный шкаф. Никакого намека на мистику. Все очень просто и обыденно. Но именно эта простота и обыденность и вызвали доверие к экстрасенсу.

Светлана рассмотрела фотографию, потрогала Машины вещи, ввела в ноутбук дату рождения и дату исчезновения, что-то на экране долго рассматривала, потом начала говорить. Буднично так: «В живых Машу не вижу. Убита, изнасилована, ограблена. Убийцы — молодые парни, до тридцати лет, не славянской внешности. Вывезли Машу за кольцевую дорогу в сторону Иванькова. Тело на земле в лесопосадках». Родителей чуть удар не хватил. Но сдержались. Молча вышли на улицу, отец даже за руль сесть не смог. Сын повез их домой.

Дома их уже ждали институтские друзья. Родители рассказали ребятам о заключении экстрасенса. Но не успели сказать, что трагедия случилась за городом, друзья ее дочери мгновенно помчались к институту для того, чтобы собрать добровольцев для поисков. Помощников собралось множество. Искали в лесопарковой зоне сзади института. И нашли.

Родители Маши собрались с силами, и вновь по электронной почте отправили письмо в Центр. Поблагодарили за помощь, подтвердили, что почти все, что им Светлана рассказывала, совпало. Но просили еще помочь поймать убийц. А в конце приписали, что Светлана ошиблась только с местом убийства. Тело действительно нашли в лесопосадках, но не за городом, а в трехстах метрах позади института.

Виноградов, просматривая утреннюю почту, первым делом решил понять причину ошибки. Пригласил к себе Ирика Салиховича. О том, что Светлана к поиску причастна, Садыкову не сказал. А только дал фотографию пропавшей девушки и все установочные данные. Садыков — человек педантичный, осторожный, работал обстоятельно. Вернулся с заключением слово в слово, как и у Светланы. И даже карту с собой принес. На карте возле села Иванькова нарисовал кружочек: «Где-то здесь тело, в лесопосадках, просто на землю брошено». Виноградов очень удивился. Ведь тело-то уже найдено совсем в другом месте, а Светлана и независимо от нее Ирик Салихович обозначают другое место поиска. Тогда позвал Виноградов третьего эксперта. Рафис Габдрахманов поработал, подумал, что- то почувствовал и даже письменное заключение директору принес. Картина убийства, описание преступников, и место, где тело нужно искать, — все совпадало с заключениями предыдущих экспертов.

Собрал Виноградов всех трех экстрасенсов вместе. Показывает им письмо от родителей. «Как, — спрашивает, — ваше заключение понимать?» Но и сами экстрасенсы находились в полном недоумении. Сами объяснить не могут, почему они тело Маши «увидели» рядом с Иваньково? Отпустил Виноградов своих сотрудников, сам стал задачу разгадывать. Внимательно рассмотрел карту того места, где около института тело девушки нашли, и карту всех дорог, ведущих к Иваньково. Потом сам поехал на место: вдруг там что-то ему внутреннее чутье подскажет, почему экстрасенсы ошиблись? Место было обычное. Здание института стоит отдельно от других корпусов. Со всех сторон его окружают кусты, сзади находится небольшая парковая зона. Там-то тело и обнаружили. Направо — жилые дома, налево — метро. Около метро был разбит небольшой рыночек: палатки, магазинчики и стоянка для машин. Вот к этой стоянке Виноградова вдруг, как магнитом, потянуло. Походил вокруг. Все чисто, аккуратно, и даже камеры наблюдения на рынке и на стоянке есть. На стоянке машин много. Прошелся Виноградов между машинами. И неожиданно почувствовал, как от одной тонированной «девятки» как будто холодом потянуло. Тут-то Виноградова осенило! Быстро сел в свою машину и помчался в офис. В офисе схватился за телефон, чтобы пригласить в Центр следователя. Тот сразу приехал. Виноградов хоть и в отставке, а все равно молодежь полковников уважает. Показал Виноградов следователю все три заключения, потом карту взял и показывает: «Та темная «девятка» с тонированными стеклами из Иванькова приезжала и назад в Иваньково вернулась. А после убийства энергетика убитой девушки, ее, так сказать, фантом, вместе с убийцами в Иваньково прикатил. Зацепилась энергетика убитой за мерзавцев. Как отпечатки пальцев, к ним прилипла».

Конечно, такое объяснение следователю показалось странным. Только, как говорится, чем черт не шутит. Стал следователь записи с видеокамер просматривать. И увидел: в день убийства стояла такая машина на стоянке. А потом два парня к этой машине не то чтобы бежали, но уж очень торопились. В машину запрыгнули — и дали по газам.

Стала полиция за стоянкой наблюдать. И в один из дней эта «девятка» снова на стоянке появилась. А парни по палаткам прошлись. Похоже, дань собирали. Потом сели в машину, и, не торопясь, покатили в Иваньково. Сыщики — за ними. Парни к крайнему дому подъехали, в подъезд вошли. Старушки, сидевшие на лавочках, все сыщикам рассказали. Оказалось, что эти парни с девушками там квартиру снимали. Давно уже. С зимы. Вели себя тихо. Иногда выпивали, и тогда злыми становились, стариков задирали. Но в эти моменты девчонки сразу их в дом уводили. Как оформлен наем квартиры, старушки, конечно, не знали доподлинно: кто же в таких поселках официально найм оформлять будет?

Поднялись сыщики на четвертый этаж, позвонили в дверь. На вопрос «кто там?» ответили, что налоговая. Дверь открыла девушка. Сыщики сразу на ней увидели и кулон на золотой цепочке, и колечко, которые принадлежали Маше. Эти оригинальные украшения на заказ делали ко дню ее рождения. Второго такого комплекта не существовало.

Утром следователь позвонил в Центр, чтобы поблагодарить директора за помощь в столь нелегком деле.

Вот вам и ошибки. И работа над ошибками.