ДЕЛО № 13. О пропавших в лесу матери и ее трехлетием сыне

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

В основном экстрасенсы работают, не выходя из своего московского офиса. Но поскольку простому народу и многим сыщикам непонятно, как это из Москвы можно увидеть события, над разгадкой которых сыщики порой бьются не один год, то нередко заказчики просят экстрасенса приехать на место, где случилась трагедия.

В крупном российском городе пропала молодая женщина с трехлетним сыном. Ушла гулять с ребенком и исчезла. И мобильный телефон молчит. Муж отправился с заявлением в милицию. Сразу же начались поиски. Но никаких следов, никаких зацепок. Семья простая рабочая. Выкуп просить бесполезно — денег все равно нет. Мстить не за что. А убивать просто так? Вроде таких преступников-отморозков в городе не было. Три месяца прошли в бесплодных поисках. Тогда и решили позвонить в Центр. Попросили экстрасенсов выехать на место, помочь в поиске пропавших.

Надо сказать, что в Центр с такими просьбами обращаются довольно часто. Конечно, по всей России, а то и по всему миру не накатаешься. Жизни не хватит на все подобные просьбы откликаться. Но в отдельных случаях экстрасенсы на места событий выезжают. Чутье что ли экстрасенсорное ими движет? Или просто сострадание? Не знаю. Только в Центре создали специальную выездную группу из очень сильных поисковиков-экстрасенсов.

В этот раз на место исчезновения матери с ребенком выехали Ирик Садыков и Рафис Габдрахманов. Очень сильные специалисты. На месте их встречали, конечно, и отец ребенка, и представители местного следственного комитета. Ирик Салихович и Рафис и с фотографиями работали, и вещи своим особым взором «просматривали». Ирик Салихович составил астрологическую карту. Но «не увидели» в живых ни мать, ни ребенка. По их мнению, они погибли одновременно. Прямо в день исчезновения. Был несчастный случай — никакого криминала.

Конечно, следователи и версию похищения, и версию убийства отрабатывали. Но о несчастном случае уже и не вспоминали. Местное бюро несчастных случаев, больницы, морги — все было проверено в первую очередь. Но если экстрасенсы дают заключение о несчастном случае, то, может быть, сумеют «увидеть», что же именно произошло и где тела искать?

Экстрасенсы вновь принялись за работу. Между собой посовещались. «Утонули, — говорят, — и мать, и ребенок». У родственников и сыщиков такой ответ вызвал полное недоумение. Как это утонули, если в округе никаких речек и водоемов нет? Одни леса кругом. Ближайшая река километров за десять от их дома. С маленьким ребенком туда и не дойти. Принесли экстрасенсам карту местности. Еще час Ирик Салихович и Рафис все свои ощущения сравнивали. Наконец, отыскали на карте резонирующий участок, кружочком его отметили: «Здесь, — говорят, — тела должны быть».

Вызвали машину, поехали. И следователи, и отец ребенка, и, конечно, сами экстрасенсы. На краю леса машину пришлось оставить. Дальше пошли пешком. Вышли на большую поляну. А с краю поляны, у самого края большого болота, корзинка для грибов валяется. Мужчина как ее увидел, сразу закричал: «Наша корзинка, наша!» Над корзинкой в дерево кухонный нож воткнут. А почти уже в болоте детский башмачок лежит. «Наверное, — предполагают следователи, — мальчишка разыгрался, побежал и в болото упал. А мать его спасать кинулась и тоже утонула. Надо спасателей вызывать, в болоте поиск продолжить».