Дело № 19. Об убийстве падчерицы

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

Восемнадцатилетняя Оля пропала средь бела дня. Куда она девалась, никто из родных, соседей и одноклассников даже предположить не мог. Мать ушла на работу рано утром, отчим уехал на своей машине по делам и даже подвозил соседку до автобусной остановки. Родной отец, который давно уже был в разводе с Олиной матерью, всегда старался свободное время проводить с дочерью. Но он работал вахтовым методом в соседнем городке и в день исчезновения дочери как раз был на вахте.

Мать Оли, придя с работы и не застав дочери дома, обзвонила всех ее школьных подруг, обошла всех соседей и обегала все окрестности. Ольги нигде не было. Уже поздно вечером мать и отчим обратились в полицию. Весь личный состав местного отделения и десятка два добровольцев приступили к поиску девочки. Искали до глубокой ночи, обошли весь городок, облазили все подвалы и полуразрушенные здания. Поиски прекратили с наступлением темноты, а рано утром снова их возобновили. Приехали кинологи с ищейкой, но собака след не взяла. Предположили, что девочка могла уехать на велосипеде в лес. Раньше она так делала. Стали искать в окрестностях городка. И даже вызывали водолазов, чтобы просмотреть местную речушку. Нет Ольги.

Исчезновение девочки переполошило весь городок. Конечно, люди читали газеты и смотрели телевизор. Передачи и публикации о подобных случаях всегда живо обсуждались жителями, которые все знали друг друга, если уж не по именам, то хотя бы в лицо. Были, конечно, в городе и забулдыги, и пьяницы, но даже среди этой публики полиция никого не могла заподозрить. А чужих в день исчезновения Оли в городе не было. Даже приезжие рыночные торговцы были одни и те же, и давно проверенные временем.

Надежда найти Ольгу живой таяла с каждым днем. Все уже понимали, что девочки нет в живых. А отчаявшиеся родные надеялись найти хотя бы тело, чтобы похоронить девочку по- человечески. К концу десятого дня поисков кто- то из волонтеров вспомнил, что читал в газетах и видел по телевизору передачи о Центре Виноградова, в котором работают экстрасенсы — специалисты по поиску без вести пропавших. Обратились в Центр по электронной почте с просьбой о помощи. Виноградов на письмо откликнулся сразу, но, учитывая особенности дела, попросил немедленно связать его с полицией. Это было необходимо, потому что сообщать волонтерам о своих предположениях эксперты Центра не будут, чтобы, во-первых, случайно не спугнуть насильника и убийцу, а, во-вторых, в случае ошибки экстрасенса не оговорить невиновного человека.

К концу рабочего дня в Центр позвонил начальник местного угрозыска. Подробно расспросил, чем специалисты могут помочь в поиске девочки, удивился, что для экстрасенсорного поиска специалистам не надо приезжать на место и пообещал утром прислать в Центр письмо с просьбой о содействии в поиске и все данные, необходимые для работы экстрасенсов. А на следующее утро в Центр приехал полковник полиции из уголовного розыска МВД России. Он был куратором того региона, где пропала Ольга. Он долго расспрашивал Виноградова о работе экстрасенсов, присутствовал при анализе экстрасенсами одного из дел, направленных в Центр сыщиками, и, проникшись доверием к работе Центра, прямо из кабинета Виноградова позвонил начальнику местной полиции. Буквально через час после этого телефонного разговора начальник полиции того городка прислал по электронной почте все необходимые данные, фотографию девочки и ее родных.

Насильника и убийцу определили сразу. Это был отчим. Экстрасенсы стали готовить заключение, а Виноградов позвонил начальнику полиции. Мнения полицейских и экстрасенсов совпали полностью. Вопрос был только в сборе доказательств. И здесь полиция уже безо всяких сомнений попросила экстрасенсов помочь найти тело девочки. А еще через час начальник полиции позвонил с новой просьбой — принять на личный прием мать девочки, ее отчима и родного отца. Кто-то из волонтеров проболтался в городе о сотрудничестве полиции с экстрасенсами из Москвы. Оказалось, что мать девочки уже обегала всех местных гадалок и те уверяли ее, что девочка жива и даже обещали ее вернуть домой. Естественно, за большие деньги. Надежда на возвращение дочери живой не оставляла мать Оли. Но поскольку стоимость билетов для матери, отчима и отца до Москвы и обратно плюс стоимость самой консультации была во много раз меньше суммы, запрошенной местными гадалками, то мать решила получить помощь в столице.

Приехали. Мать — худощавая, невысокого роста женщина средних лет. Родной отец тоже худощавый и невысокий. А отчим рядом с этой парой казался настоящим громилой с огромным пивным животом. Экстрасенсы Ирик Садыков и Ирина Литвина беседовали с каждым родственником по отдельности. Своих соображений никому не высказывали, а на заключительную беседу привели всех троих к руководителю Центра. Виноградов сообщил родне, что общее мнение специалистов он обработает в течение двух-трех дней и все подробно сообщит матери и полиции. С тем родня пропавшей девочки и отбыла в свой город.

Виноградов срочно позвонил начальнику полиции и сообщил результаты расследования сотрудников своего Центра: убийца — отчим. Он убивал девушку в сарае около дома, где та хранила свой велосипед. Она только собралась покататься, как отчим вошел за ней в сарай, изнасиловал, задушил и закопал тело. Подробное заключение экстрасенсов отправили по электронной почте в полицию.

На вокзале отчима уже ждали полицейские. Надели наручники, посадили в машину и увезли на допрос. Отчим так растерялся, что сразу дал признательные показания. А мать помчалась с жалобой на действия полиции в прокуратуру. Но там ей показали заключение Центра. «Я так и думала», — обреченно произнесла она, прочитав заключение экстрасенсов. И ни слезинки не проронила о родной дочери. Побежала скорее в СИЗО отнести передачу для мужа — ведь он же проголодался!

Когда полицейские с понятыми приехали к сараю, в свете ярких ламп они увидели то, чего не могли рассмотреть ранее в вечернем полумраке. Весь пол был посыпан перцем и табаком. Поэтому собака и не смогла даже войти внутрь. Тело девочки нашли в сарае, оно было тщательно завернуто в целлофан и закопано на небольшую глубину. На похороны девочки собрался почти весь городок. Отец рыдал, а бесчувственную мать соседи даже не подпустили к гробу.