Дело № 21. О сбежавшем из суда убийце

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

Сидоров сидел за решеткой на скамье подсудимых, низко опустив голову. Он не прятал лицо от журналистов и публики. Он просто день за днем, что длился судебный процесс, мучительно переживал, как глупо он попался.

Ведь все было рассчитано до мелочей. Он сам ни разу не прошел по той стороне улицы, где находился ювелирный салон. Ни разу не посмотрел в сторону салона, проходя деловой походкой с портфелем в руке по противоположной стороне. Рассчитал по секундам время приезда инкассаторов. Нигде на людях не встречался с подельниками и никогда даже близко не подходил к дому, где они собирались делить выручку. Подельники, в считаные минуты, ограбившие салон, конечно, позарились на золотишко, хотя Сидоров категорически запретил брать украшения. Деньги-то не меченые, а ювелирка — это уже прямые улики.

К приезду соучастников преступления Сидоров сидел в квартире одного из них и терпеливо ждал. Он сам купил выпивку и приготовил закуску. Закуска отменная, а выпивка — с клофелином. Украденные деньги сразу пересчитывать и делить не стали. Сначала решили расслабиться, перевести дух. Сумку оставили в прихожей, и прошли на кухню к столу. То, что в сумке, кроме денег, еще было и золото, Сидоров узнал уже только на допросе.

Клофелин сработал сразу. И хотя доза и без того была убойная, Сидоров для верности каждому затянул на шее удавку. Двое остались валяться на полу на кухне, третий выпал в коридорчик перед туалетом. Именно это обстоятельство и подвело Сидорова. Когда он, подхватив сумку с деньгами, открывал дверь, на пороге квартиры стояла бабка. Старая соседка хотела что-то спросить у хозяина квартиры. А увидев выскакивающего из квартиры с тяжелой сумкой незнакомого мужика и разглядев хозяина, лежащего на полу, она подняла визг. Сидоров ударил ее кулаком в лицо, сбил с ног и на секунду замешкался, перепрыгивая через поверженную старуху.

А бабка была сама не промах — бывшая фронтовичка, она изловчилась, и, когда Сидоров перепрыгивал через нее, успела ухватить его за ногу. Сидоров с размаху грохнулся на пол, по инерции пролетел вниз по лестнице и, ударившись лбом о стену, потерял сознание. Очнулся уже в наручниках.

Приговор Сидоров выслушал спокойно. И он сам, и его адвокат понимали, что на какое- либо снисхождение рассчитывать не приходится. Убийство двух и более лиц, искалеченная старуха и третья ходка по счету. А что Сидоров убил таких же бандитов, как и он сам, никому до этого дела нет. Когда Сидорова выводили из зала судебного заседания и вели мимо туалета, он изверг прямо на конвоиров фонтан рвоты, схватился за живот и со стоном осел на пол. Второй фонтан он направил наклонившемуся над ним конвоиру прямо в лицо. Конвоир разматерился, сдернул со своей руки наручники, пинком втолкнул Сидорова в туалетную комнату и стал протирать глаза.

А преступник захлопнул дверь на задвижку и выпрыгнул в окно. Выбить дверь конвоирам не удалось, и, матерясь, облеванные с ног до головы, они кинулись по длинному коридору к выходу. Когда, обогнув здание суда, конвоиры выскочили на улицу, Сидорова и след простыл. Искали два месяца — тщетно.

Тогда сам руководитель одного из оперативных подразделений службы исполнения наказаний, полковник, позвонил в Центр Виноградова. Рассказал, как при конвоировании из суда в СИЗО сумел бежать уже осужденный за убийство некто Сидоров. Мужчина сорока лет. Все отработки связей беглеца ничего не дали. Как сквозь землю провалился. Попросил помочь найти беглеца. Полковник объяснил, что кто-то из его подчиненных посоветовал Центр Виноградова, где оказывают действенную помощь правоохранителям. Но полковник признался, что только отчаяние и безысходность подтолкнуло его к такому безумному шагу — обратиться к магам и чародеям. Сильно сомневаясь в способностях специалистов Центра, полковник сначала дотошно расспросил Михаила Викторовича о самом Центре. Разговор был напряженный. Поколебать недоверие коллеги Виноградову было сначала довольно сложно. Но когда полковник, наконец, уяснил разницу между магами и экстрасенсами, тон разговора несколько смягчился. А когда полковник узнал, что сам Виноградов долгое время служил в МВД и уволился тоже в звании полковника, тон разговора стал даже доверительным.

Получив из Главного управления по исполнению наказания МВД РФ (ГУИН) необходимые сведения о беглеце, Виноградов поручил просмотреть ситуацию, независимо друг от друга, Садыкову и Литвиной. К вечеру Ирик Салихович и Ирина принесли Виноградову свои заключения. Мнения обоих специалистов практически совпали. Оба отметили на карте России место, где, по их мнению, прятался преступник. Каждый на своем экземпляре карты кружочком обвел один и тот же небольшой городок в Сибири. Михаил Викторович выслушал доводы сотрудников и сразу же отправил заключение в ГУИН. Ответ из Главного управления пришел только через месяц. Полковник ГУИНа благодарил Центр за оказанную помощь. Сначала, писал он, оперативники даже разочаровались, получив такой странный, по их мнению, ответ с указанием, что беглеца надо искать в Сибири. Все связи Сидорова вели на юг и запад России. Потом все-таки решили отработать указанный регион. И действительно, обнаружили Сидорова у очень дальних родственников его первой жены.

Благодарность ГУИНа, конечно, обрадовала сотрудников Центра. Но еще больше порадовала Виктора Михайловича новая просьба самих оперативников посмотреть, не совершил ли Сидоров, пока был в бегах, еще какое-нибудь преступление. Посмотрели. Ответили — нет, больше ничего не совершил.