Дело № 22. Об утопленной старушке

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

Как обычно, Евгения Николаевна проводила дочь в пять часов утра на первую электричку, идущую в Москву. Ее взрослые дочь и сын — обоим за сорок лет — по очереди приезжали к ней за город в гости на выходные. И всегда уезжали первой электричкой, чтобы не опоздать на работу. Евгения Николаевна всегда провожала детей до станции, всегда махала им на прощание рукой. И всегда на станцию ее провожала старенькая собака, как все они шутили, «дворянских кровей». Очень умная, добрая и преданная семье.

В обеденный перерыв дочь Людмила позвонила матери. Телефон как-то странно звякнул два раза и замолк. Наверное, разрядился, подумала Людмила. Дел на работе было много, суета, закрутилась и до конца дня не перезванивала. А вечером телефон матери сообщал металлическим голосом автоответчика, что абонент находится вне зоны. Брат Сергей тоже не смог дозвониться матери. Позвонили соседям. Те сообщили, что ни Евгении Николаевны, ни собаки в этот день не видели. Матери уже за семьдесят, хоть на здоровье она еще не жаловалась, но все может быть.

Сергей и Людмила срочно выехали к ней домой. По вечерней трассе в понедельник доехали быстро. Дверь была на замке. Замок висел снаружи. Значит, мать так и не вернулась со станции после проводов дочери. Кинулись с заявлением к участковому, который жил в том же поселке. Инспектор посочувствовал, но заявление о пропаже матери не принял. Отправил брата с сестрой в город. В городском отделении полиции заявление у них приняли. И даже сразу позвонили в местную «Скорую помощь» и в больницу. Но везде ответили, что в этот день пожилых женщин не принимали. На этом помощь полиции и закончилась. Посоветовали искать мать самим. Решили, что по дороге от станции ей стало плохо, и поэтому, может быть, где-нибудь в кустах лежит. Может, еще живая. И собака, наверное, рядом с ней.

Всю ночь Людмила и Сергей ходили с фонариками вдоль дороги от станции до дома, обшарили все кусты, кричали, звали мать и собаку. Никакого толка. Никаких следов. Утром к поискам присоединились соседи — и старики, и молодежь. Разделились на две группы. Одни шли по правой стороне дороги, другие — по левой. Безрезультатно.

На другой день брат с сестрой договорились с кинологами. Заплатили, конечно, немного. Собаководы полдня ходили вдоль дороги с ищейкой, все кусты облазили. И вновь ничего. Только на шестые сутки откуда-то прибежала мамина собака. Тощая, ободранная. К Людмиле и Сергею, которых всегда обожала, даже не подошла. А когда положили ей в миску еду, то голодное животное подошло к миске только тогда, когда люди отошли на порядочное расстояние. Быстро все съела и куда-то умчалась.

Но на следующий день собака прибежала снова. Поела, после чего дала себя погладить. Однако при попытке взять ее за ошейник вырвалась и убежала. Но утром вновь вернулась домой. Во дворе стояла машина Сергея с открытыми для проветривания дверцами. Собака сразу заскочила в машину, чего раньше никогда не делала. Животное вытащили из машины с большим трудом. Пока вытаскивали, прикрепили к ошейнику поводок и повели на улицу. Надеялись, что собака покажет дорогу к телу Евгении Николаевны. Но за калиткой собака легла на землю, и никакими силами ее не удалось сдвинуть с места. Еще через несколько дней собака перестала убегать, стала позволять себя трогать, брать за ошейник, но выходить за калитку категорически отказывалась.

Все эти дни Сергей и Людмила жили, как в тумане. Они уже свыклись с мыслью, что матери нет в живых. При любом сердечном приступе без всякой помощи люди так долго выживать не могут. Что свершилось, то свершилось. Но как найти тело? Конечно, когда прихватило сердце, мать могла сбиться с дороги, уйти куда-то в сторону, потерять сознание вдалеке от привычных мест.

От отчаяния решили обратиться за помощью к экстрасенсам. За «Битвой экстрасенсов», идущей тогда на ТНТ, брат с сестрой следили внимательно. Людмила даже сама иногда пользовалась биорамками. Например, когда искала место для колодца. Тогда вроде рамки указали водяной пласт правильно. Да и потом пользовалась ими для каких-то бытовых поисков. И в этот раз по лесу тоже бродила с рамками. Но одно дело искать воду во дворе, другое — тело матери лесу. Не получалось.

Приехали в Центр Виноградова. Сначала Михаил Викторович принял их сам. Внимательно выслушал рассказ, потом пригласил Ирика Садыкова и Ирину Литвину. Работали экстрасенсы сразу вместе. Что Евгении Николаевны давно уже нет в живых, было видно, и понятно. А предположения о случившемся сердечном приступе или иных проблем со здоровьем были отведены сразу. «Смерть была насильственная», — так решили сразу оба экстрасенса. Но кому и зачем понадобилось убивать пожилую женщину? Все свои семьдесят с лишним лет Евгения Николаевна прожила в этом поселке в доме, доставшемся ей еще от родителей. Дружила со всеми соседями. Посторонних в их поселке практически никогда не бывает.

Экстрасенсорный анализ ситуации длился дольше обычного. Наконец, Ирик Салихович и Ирина Владимировна пришли к одному заключению: смерть наступила в результате ДТП. Тело находилось далеко от места гибели, и сброшено в воду. То ли в озеро, то ли рядом с озером в заболоченной местности. Сергей и Людмила подтвердили, что километрах в пяти в сторону от трассы есть и болотца, и небольшие озера. Скачали из Интернета карту местности, и экстрасенсы отметили на ней место, где произошел наезд, и место, где примерно надо искать тело.

Брат с сестрой сразу туда поехали. Место, где, по мнению экстрасенсов, произошел наезд, оказалось очень крутым поворотом дороги. Но, когда к станции ходили пешком, этого изгиба трассы не замечали. А из Москвы к поселку подъезжали с другой стороны. Людмила достала рамки, «поговорила» с ними, «расспросила», и рамки потянули ее в кусты. В кустах валялись осколки фар, обломок бампера, и чуть в стороне — номер автомобиля. Обломки машины валялись в кустах с одной стороны дороги, а номер отлетел от удара в другую сторону. На номерном знаке осталась половина крепежной рамки с отчетливой надписью «опель». Брат и сестра поехали по проселочной дороге к болотам. Но самим искать тело матери в болоте оказалось не под силу.

Снова поехали в Центр к Виноградову. Михаил Викторович составил подробное заключение для полиции, с ним Людмила и Сергей отправились в ОВД. А все остальное уже было делом полицейской техники. Правда, сначала водитель «опеля» отпирался, но потом признал свою вину и сам показал место, где утопил тело Евгении Николаевны.