Дело № 7. О Миллионе рублей и казино

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

Дело было в одном из сибирских городов. Стояла зима. Снежная, метельная, с сильными даже для Сибири морозами. Но в этот день погода выдалась на удивление ясная.

Немолодой уже директор крупного предприятия и его тридцатилетний сын в своей «Волге» в воскресный день поехали по делам в соседний город. Сто километров туда и сто километров обратно. К вечеру обещали вернуться. В последние полгода директор предпочитал получать деньги с филиала своего предприятия наличными, чтобы банку за услуги не платить, и от налоговой полиции половину дохода скрывать. Суммы получались приличные. Вообще наличка вещь удобная, а уж неучтенная — тем более.

Ездили всегда по воскресеньям. Народ тянется зимой на рыбалку и на охоту, летом за грибами и ягодами. Машин не трассе много, и конечно, никто и не подумает, что в старенькой «Волге» кто-то везет миллион рублей. Отзванивать домой приезд-отъезд было не в привычке директора. Поэтому жена до поры до времени не волновалась. Ждала. Но когда все сроки их возвращения домой прошли, женщина забеспокоилась. Телефоны обоих не отвечали. Директор филиала вообще удивился звонку. Своего начальника тем более с сыном он и не ждал.

Жена кинулась в милицию. Дежурный прозвонил посты ДПС — никаких аварий с участием «Волги» зарегистрировано не было. И поскольку люди пропали вместе с машиной и с большой суммой денег, то, как и положено по инструкции, было возбуждено дело по статье «Убийство». Статья статьей, а искать начали не сразу. Конечно, первым делом взялись за директора филиала. Но у того — железное алиби. Никуда не выезжал, из дома не выходил. С высокой температурой уже несколько дней находился на больничном. А о том, что директор уже полгода наличку от него получает, даже не слышал. Предоставил все платежные документы — все платежи проходили только через банк. Вот незадача!

Но ведь деньги директор с сыном регулярно привозили домой. Жена эти деньги видела, наличные уходили на взятки и еще какие-то расходы. Кто платил, от кого и за что деньги получал — неизвестно. Директор вообще семью в производственные дела не посвящал. Так всем спокойнее. Да и сын тоже молчун. Ни матери, ни жене о делах — ни слова. Телефоны обоих замолчали навсегда, распечатки звонков ничего лишнего не показывали. А в то злосчастное воскресенье ни отец, нй сын никому не звонили. Такая вот конспирация.

Посуетились милиционеры, прокуратура для формы проверку на предприятии провела. Никаких зацепок. Куда и к кому директор с сыном полгода ездили — непонятно. Досужий народ стал поговаривать, что, наверное, любовциц завели. Вот и скрывали. Только где же они таких любовниц нашли, которые каждый выходной помимо любовных утех еще своим полюбовникам по миллиону отстегивали? Странная история.

И машина тоже как в воду канула. Нигде ни на каких рынках не всплыла. Может, ее, конечно, на запчасти разобрали. Тогда вообще концов не найдешь. В общем, дело глухое. На предприятии нового директора назначили. Его тоже на причастность к исчезновению старого шефа проверяли. И вновь никаких зацепок. Так потихоньку интерес у сыскарей к этому делу угас. Тем более что реальных дел полно.

Жена с невесткой всех местных и областных гадалок обошли. Мнения у тех были разные. Одни убеждали, что их родные живы, но где-то прячутся. Другие уверяли, что директора с сыном похитили, и используют как бесплатную рабочую силу. Третьи как будто точно «видели», что за тот проклятый миллион их убили. Тела в лесу бросили, да и машину где-то в лесу сожгли. Обещали, что, как только снега сойдут, то тела и остатки машины обнаружатся. Но пришла весна, потом и лето наступило — но ни тел, ни машины так и не нашли. И куда директор с сыном ездили, кто им по миллиону в неделю отстегивал — так же оставалось неизвестным.

Уже ближе к осени кто-то из местных ясновидящих рассказал жене и невестке о специальном московском Центре, который и милиции помогает, и от просьб простых граждан не отмахивается. Отыскали в Интернете адрес этого Центра, и отправили на имя директора письмо с просьбой помочь в поисках. Через два дня пришел ответ: «Присылайте фотографии, точные дату и место рождения, и дату исчезновения. Попробуем помочь». Отослали. И вскоре получаем ответ на бланке с печатью, что, мол, специалисты Центра в живых обоих не видят. По мнению специалистов, произошел несчастный случай, в результате которого машина с уже мертвыми людьми оказалась в воде. И подпись — директор М.В. Виноградов.

Родные в недоумении, милиция — тем более. Какая могла быть вода в те лютые сибирские морозы? И трасса от города к городу прямая, без всяких съездов в сторону.

Вновь отправили запрос в Центр. Специалисты Центра карту местности из Интернета скачали и прямо на карте на большом озере недалеко от берега сделали пометку — мол, здесь машина утонула, и тела находятся в ней. А озеро находится в другой области, километров за сорок от основной трассы. Милиционеры над заключением московских экстрасенсов только посмеялись. Дескать, как это можно за тысячи верст машину с людьми в озере увидеть? Оперы смеются, а у родных вдруг появилась какая-то неясная надежда. Они за деньги попросили сыщиков и специалистов МЧС все-таки съездить к тому самому озеру. Приехав, увидели, что озеро от самого берега почти до середины камышом поросло. Лодка сквозь заросли еле проходит. Как тут машину искать? И вдруг один сыщик недалеко от берега, в тростнике, увидел прогалину. Везде тростник рос густо, а в том месте как будто проплешина образовалась. К ней и направились в лодке. И прямо с лодки на небольшой глубине разглядели сквозь воду разыскиваемую «Волгу».

Тела достали, похоронили по-человечески. Родным на душе спокойнее стало. Не убили, не ограбили, даже портфель с деньгами в машине нашли. Деньги взяли, просушили — лишних денег не бывает. Только все равно мысли мучают: куда ездили, за что деньги получали, почему в озере утонули?

Снова написали письмо в Центр Виноградову с просьбой прояснить эти вопросы. Эксперты ответили, что попробуют, только уже не заочно. Пригласили приехать в Центр и привезти какие- нибудь вещи покойных — хоть рубашку, хоть майку. Только не новые, а те, что они носили.

Приехали в Москву жена с невесткой. И полицейским тоже стало любопытно. Сам начальник угрозыска с родными приехал. Смотрят — обычный офис, находится недалеко от метро. На дверях — скромная табличка. Администраторы за стойкой, длинный коридор, по бокам кабинеты. Секретарь гостей прямо к Михаилу Викторовичу провела. Кабинет скромный, обстановка обычная: шкаф, стол, кресла — никакой колдовской атрибутики.

Виноградов пригласил уже знакомых нам своих лучших специалистов — Светлану Проскурякову и Ирика Садыкова. По виду и сам Виноградов, и экстрасенсы выглядели, как обычные чиновники.

Расстелили на столе карту местности, где нашли погибших, помяли в руках вещи отца и сына, внимательно рассмотрели родственников. Подумали-подумали, а потом на карте небольшой город отметили. Здесь, говорят, у директора с сыном какой-то бизнес был. Отсюда они и деньги получали. Смотрят на указанное место родные и начальник угрозыска, а город находится в другой области и стоит на самом берегу того самого озера, в котором утонула машина с людьми. В объезд до основной трассы — километров пятьдесят, а если через озеро — то десять. Может, погибшие решили дорогу срезать? Озеро-то зимой прочно замерзает. Но одного отец с сыном не предусмотрели: у того края, где машина под лед провалилась, в тростнике бьют теплые ключи. И лед там хрупкий.

Вернулись вдовы и начальник угрозыска в родную Сибирь. И решил он все-таки узнать, что же за бизнес был у директора с сыном в том городе, откуда им деньги шли? Созвонился с коллегами. Те и выяснили, что год назад у них в городе открылось казино. И утонувший директор был в нем соучредителем. Вот так экстрасенсы за тысячу верст тайну раскрыли.