Дело № 8. О таинственном исцелении бабушки

Отрывок из книги М.В. Виноградова «Битва экстрасенсов: Как это работает?»

Инсульт настиг Марию Егоровну внезапно. Еще не старая женщина, жила в своей однокомнатной квартире одна. Дочь с зятем и внучкой жили неподалеку. Мария Егоровна часто приходила к ним в гости, по выходным даже оставалась ночевать, а по вторникам и четвергам отводила внучку на урок музыки. В общем, вела, как говорится, активный образ жизни.

Инсульт случился в четверг в доме дочери, когда Мария Егоровна привела внучку с урока домой. Вошла в квартиру, сняла пальто, а очнулась уже на диване. Видит — вокруг нее суетятся врачи, дочка глаза платком промокает, внучка плачет, зять с работы примчался. Ее на носилки — и в больницу. В свой дом уже не вернулась. Дочь с зятем к себе забрали. В больнице Марию Егоровну в прямом смысле на ноги поставили. Правда, ходить она начинала со специальными ходунками. Потом с помощью костылей стала передвигаться по дому, а уже через полгода — только с палочкой. Одну ногу подволакивала, одной рукой плохо владела, но себя обслуживала полностью. Летом даже стала из дома выходить, чтобы свежим воздухом подышать, на солнышке погреться, с соседями поболтать. Правда, стала подводить память. То свое имя забудет, то не сразу вспомнит, как дочь зовут, а то и номер квартиры перепутает. Зато жизнь свою прошлую, доинсультную, помнит в мельчайших подробностях. А лучше всего помнит свою молодость. О годах, прожитых до замужества и первых годах жизни с мужем, — самые яркие воспоминания. Этими воспоминаниями и сама живет, и детям по вечерам все, что вспомнит, рассказывает. Но, к большому сокрушению родственников, почти каждый вечер она повторяла по сто раз одно и то же.

Дети терпят, внучка терпит. А что еще остается? Мать теперь у них поселилась навсегда. Зато и своя выгода появилась. Квартиру матери решили сдавать. Сделали небольшой ремонт, вещи к себе перевезли, что-то выкинули, обновили мебель. И развесили объявления. Желающих снять квартиру была тьма-тьмущая. Телефон докрасна раскалился. Были желающие не только снять, но и купить квартиру. И агенты разных фирм по недвижимости свои услуги предлагали. Кое- кто даже адрес зятя с дочерью каким-то образом раздобыл и приезжал со своими предложениями домой. Дочь даже сначала перепугалась. Начиталась в газетах, наслушалась по телевизору разных страхов о черных риэлторах. В итоге сдали квартиру знакомым. Дешево, но зато спокойно. Звонки пошли на убыль. Вроде все успокоились. Но вдруг звонят съемщики. К ним какие-то риэлторы заявились. Спрашивают: как оформлен договор, как платите налоги? Предлагают помощь в оформлении документов за деньги, конечно. И слегка угрожают: а то в налоговую жалобу напишут.

Все семейство переполошилось. В пятницу вечером решили созвать семейный совет, на котором требовалось решить два вопроса: может, действительно с друзьями все официально оформить? Может, тогда эта шушера от них отстанет? Пятница — день короткий, все с работы пораньше домой приехали. В квартиру вошли, а Марии Егоровны дома нет. И куда девалась — неизвестно. Всех соседей обошли — никто бабушку не видел. Все окрестности обегали — нигде нет старушки. Позвонили в бюро несчастных случаев — нет, такая старушка ни в больницы, ни в морги не поступала. Сами до утра все больницы обзванивали, утром по моргам поехали. Нет нигде Марии Егоровны. Ни живой, ни мертвой.

Может, квартирные мошенники бабушку украли? Где-нибудь сейчас завещание оформят, а потом бабку прихлопнут и квартирой завладеют? Помчались в милицию. Так и так, пропала бабушка, есть подозрение, что кто-нибудь из-за квартиры ее похитил. Сначала завели розыскное дело. Объявления развесили. Участковый соседей опрашивал. Но никто бабушку не видел. Куда девалась — никому неизвестно. Как сквозь землю провалилась. Поскольку в деле квартира обозначена, в милиции статью изменили. Переквалифицировали дело на 105-ю статью «Убийство». Статью изменили, а толку все равно никакого. Нигде Марии Егоровны нет.

Родные отправились по гадалкам и экстрасенсам. Но и у тех нет единого мнения. Кто-то говорит, что жива бабушка, прячут ее бандиты до поры до времени. Сама бабка им не нужна, но квартира их интересует. Другие рассказывают, что Марию Егоровну давно убили, а квартирой интересоваться перестали, потому что родственники шум подняли. Третьи прямо «видели», как старушку поразил новый инсульт. И уж давно ее похоронили, даже были готовы — за дополнительные деньги, конечно, — показать место на кладбище.

Наконец, родные Марии Егоровны добрались до Центра Виноградова. Адрес им подсказал помощник прокурора, которому когда-то сотрудники этого Центра здорово помогли. Дочь с зятем приехали в Центр. Привезли с собой фотографию и кое-какие вещи бабушки. Помощник прокурора приехал с ними вместе. Ему было интересно посмотреть, как экстрасенсы работают.

Директор Центра направил их к Светлане Проскуряковой. В небольшом кабинете стоял письменный стол, на нем — ноутбук. В углу — шкаф с книгами. У стола — несколько стульев для посетителей. Никакой колдовской атрибутики. А сама экстрасенс — длинноволосая блондинка — была одета в простое темное платье.

Выслушав рассказ несчастных людей, внимательно рассмотрела фотографию. Правда, разглядывала ее как-то по-особенному. Словно с самой бабушкой общалась. Потом ввела в ноутбук дату рождения старушки, место ее рождения, дату исчезновения и место, откуда исчезла. Потом несколько минут подумала и вынесла вердикт: «Жива ваша бабушка и здорова». Родные духом воспрянули. «Где ее искать?» — спрашивают.

Светлана карту Москвы и области на стол положила. Одну руку над фотографией держит, другой над картой водит. «Нет, — говорит, — не здесь». Достала карту России. Стала над ней рукой водить. И вдруг рука в одном месте замерла. Тогда она еще раз надо всей картой рукой провела, и снова рука замерла в том же месте. Взяла Светлана карандаш и обвела кружком то место, где старушку надо искать. Это был небольшой городок, расположенный в трехстах километрах от Москвы. «Неужели похитители ее в самую глушь завезли?» — спрашивает дочь. «Нет, — отвечает Светлана, — она сама туда уехала».

Ушли родные в полном недоумении. Домой приехали, между собой обсуждают сказанное. Понять, что означают слова Светланы, не могут. И вдруг дочь осенило: в том городе когда- то жили дальние родственники деда. И связь с ними после смерти деда утратилась.

Адрес отыскали в старых записных книжках, и по адресу нашли номер телефона. Позвонили. Выяснилось: действительно, Мария Егоровна у них гостит. А не сообщали, потому что не знали, куда и кому звонить. Бабушка-то сама приехала. И они ждали, когда ее дочь домой заберет. В общем, бабушкина память сыграла с ней злую шутку. Ведь она только старое помнила, а новое забывала.

Родные привезли бабушку сначала домой, а потом и в Центр — поблагодарить. И помощник прокурора с ними. Интересно ему было: как же всю эту историю смогла раскрутить экстрасенс? Ведь мистика же какая-то получается! Одно дело, когда в Центр обращаются люди, у которых кого-то убили. В этих случаях сильную энергетику сможет почувствовать даже слабый экстрасенс. Или на худой конец подключить свою интуицию. Или прибегнуть к своему опыту. Но что сыграло роль в такой банальной, простой и спокойной истории?

Ученые Эйнштейн и Вернадский в свое время разработали теорию энергоинформационного пространства Земли. По их теории, всякий человек — и мертвый, и живой — излучает некую энергию. А люди с особой чувствительностью, настроившись на волну того человека, эту энергию воспринимают. От живого исходят одни волны, от мертвого — другие. И любая карта местности тоже созвучна энергии находящихся там людей. Если живой — от карты исходит одна энергия, если мертвый — то другая. На мой взгляд, здесь нет никакой мистики, есть лишь одна физика. Та физика, законы которой до сих пор люди постичь не могут. Лишь только сверхчувствительные люди способны ее уловить.