Тайные знания. Начальная школа. Занятие 1.

Предыдущая серия — Тайные знания. Начальная школа. Фильм 1.

— Здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Очень приятно познакомиться.

Екатерина Лучинина, психолог:
Ирика я на самом деле узнала, потому что видела его в передаче «Битва экстрасенсов». И это было даже забавно посмотреть, такой ли он в жизни, какой он на телеэкране.

Наталья Мурушкина, журналист:
Вот на самом деле очень редко такое бывает, когда видишь человека и сразу почему-то понимаешь, что доброта и теплота какая-то.

Ирик Садыков. Астролог, хиромант, поисковик:
Стоит познакомиться. Меня зовут Ирик Садыков.

— Очень приятно. Я — Наталья Мурушкина, я — журналист.

— Евгения Крылова. Я — режиссер.

— Я — Екатерина Лучинина и я — психолог.

— Очень приятно.

Н.М.:
Вот Катя, мне показалось, что она будет очень такой недоверчивой-недоверчивой, потому что она психолог и профессия к этому располагает. И вид у нее был такой независимый, такой немножко с вызовом. А вот Женя, мне показалось, такая прям восторженная-восторженная, глазками хлоп-хлоп. Ну, думаю, точно — клиент.

И.С.:
Хочется сказать о том, что цель нашей встречи заключается в пробуждении скрытых способностей экстрасенсорных, которые имеют место быть у каждого человека.

Н.М.:
Я подумала: «Ух ты! Неужели и у меня тоже?» С таким скепсисом сначала, а потом всерьез, он когда начал говорить, я почему-то подумала всерьез: «А почему нет? А вдруг да?»

Е.Л.:
Ну, я подумала, что, наверное, он лукавит, потому что в себе подобных способностей никогда не замечала.

И.С.:
Курсы, рассчитанные на развитие этих способностей, занимают очень много часов. Люди годами идут к этому. Мы же хотим вместить в несколько часов, то есть, как было предварительно заявлено, за шесть встреч. Задача, скажем так, просто невероятной сложности, но тем не менее.

Евгения Крылова, режиссер, автор фильма:
Тем не менее, я уверена, что у нас получится. Нет, я хочу, чтобы у нас получилось, хотя, мне кажется, другие девочки настроены несколько скептически.

И.С.:
Если можно, ваши руки можно глянуть? Просто буквально навскидку.

Е.К.:
А вот это было неожиданно. Не знаю, что он там увидел. Может быть, здесь уже все написано?

И.С.:
Руки человеческие, получилось так, что они иннервированы очень мощно. И в руках заключена способность ощутить различные поля. Основные места чувствительности — это три пальца: указательный, средний и безымянный.

Н.М.:
Да, я прямо помню, что я вот так вот эти три пальца, пытаюсь что-то там с ними сделать, никакой особой чувствительности в них нет, думаю, ну… Уже закрадывается такое мнение, что должно быть чувствительно, а у меня не чувствительно, может быть, я там не гожусь.

И.С.:
Для начала я предлагаю провести тестирование.

Е.К.:
Тестирование — это закономерно. Прежде, чем начать обучение, нужно понять, какие основные знания есть уже сейчас в каждом из нас.

И.С.:
Вот я сейчас прошу встать, попытаться с закрытыми глазами, с открытыми — это неважно, попытаться ощутить разницу от здесь находящихся на столе предметов. В первую очередь, вибрации от дерева, от стекла, от металла.

— Давайте я первая. Я первая, я первая.

Н.М.:
Я всегда вызываюсь первая на такие авантюры, эксперименты. Мне интересно быть первой.

Е.Л.:
Ну, Наташа боевая девушка, поэтому пусть попробует.

И.С.:
Можно потереть ладони друг об друга, чтобы немножко их разогреть. Сухое тепло. И потом выбрать ту руку, которая по вашим ощущениям является активной.

Н.М.:
Да, я все честно сделала и потерла ручки, и попробовала что-то почувствовать, но, правда, никакой разницы вот… Ничего там не было.

— Ничего не чувствуется.

— Так, если можно, вот тут есть несколько фотографий, попробуйте разделить людей на живых и не живых, скажем так.

Н.М.:
Я к этому подошла почему-то сразу, как к игре. И не рассчитывала даже, что что-то получится, потому что не получилось ничего с деревом, со стеклом, поэтому вот просто начала водить так рукой — и вдруг…

— Это вы их вместе, да?

— И вот этого дяденьку туда же.

Н.М.:
Были ощущения. Были ощущения прямо вот здесь в ладони, вот в самой…, вот прямо вот здесь, ощущение холодка. Но поскольку раньше никогда ничего подобного не было, особо ты не узнаешь пока эти ощущения, я именно по ним руководствовалась. Думаю, а почему бы и нет? А вдруг это то самое?

— Которые из них живые по вашим ощущениям?

— Вот эти неживые по моим ощущения.

— А эти у вас живые?

— А эти — ничего от них не шло. Как бы…

— Понятно.

— Ничего такого. А вот эту девушку, у меня такое ощущение, что я где-то видела.

Н.М.:
Мне показалось над одной фотографией, что человека там изображенного я где-то видела, что даже она моя знакомая. Я так ее отодвинула в сторону, сказала, что непонятно. Но отнесла к живым, потому что мне не хотелось почему-то относить ее к мертвым. Прямо вот не хотелось.

— Ну, прекрасно. Попробуем по цветам еще? Ощущаете ли Вы разницу между вот этими листочками бумаги? И как это, в чем эта разница ощущается?

— Это прямо в руке должно быть, да, какие-то ощущения?

— Да.

— Вы как сказали «покалывания» — закололо руку.

Н.М.:
Это если тебе говорят, что ты должна почувствовать это, то наверняка ты почувствуешь в большинстве случаев. Может быть, это было как раз так.

— Так, значит задача в чем заключается? Чтобы попытаться определить разницу в своих ощущениях между деревом, стеклом и металлом.

— Ну, вот я не знаю. Может быть, это потому что мне тяжелее тянуться, вот здесь просто тяжелее.

Е.Л.:
Это было такое какое-то притяжение. Такое ощущение, что рука как магнит. Но не знаю, насколько это действительно было так. Или, может быть, это мое воображение сыграло.

И.С.:
Это очень сложное задание, по цветам — одно из самых сложных, поэтому здесь просто сейчас Вы попытайтесь определить, есть ли разница в Ваших ощущениях.

Е.Л.:
На столе лежало несколько листов цветной бумаги и я попыталась как-то различить из с помощью руки, но, увы.

И.С.:
Это действительно очень и очень тонкая работа. Это очень сложное даже для начала. Давайте мы сейчас, вот здесь фотографии, вот фотографии людей разделите на две группы.

Е.Л.:
Когда Ирик предложил разделить фотографии на несколько групп, я подумала, что это просто нереально.

— Логику главное отключить. Я не знаю. Мне кажется, что эти вот мертвы, а эти живы. Я вот так решила.

— Ладно. Хорошо.

Е.Л.:
Эмоций было очень много, потому что так или иначе это все-таки ситуация теста, которая является стресс-фактором, не очень хотелось попадать впросак и оказаться самой неспособной студенткой для нашего преподавателя.

И.С.:
Так, Жень, теперь вот Ваша задача попытаться определить разницу в ощущениях наших тактильных зон на руках.

Е.К.:
В некоторых передачах я видела, как люди трут ручки друг об друга, но не думала, не знала, для чего это.

И.С.:
Чувствительность повышается.

Е.К.:
Что касается трех предметов, я честно, я думала, что я сейчас выйду и вот какую-то разницу точно почувствую. Наверное, хотела почувствовать, не знаю, может быть, самовнушение, но чуть-чуть какое-то большее тепло над деревянным предметом, чем над остальными.

И.С.:
Так, и вот теперь давайте, вот здесь фотографии людей живых и неживых.

Е.К.:
Передо мной лежало девять фотографий и я абсолютно не представляла, что с ними делать. Ну, вот фотографии. А что я должна почувствовать? Какие у меня должны быть ощущения? Я даже не знаю, честно, растерялась.

— Так. И как это получилось? Там у нас?

— Там у нас неживые.

— Это люди неживые, да? А это люди живые. Все понятно.

Е.К.:
Ну, я не знаю, мне кажется, срабатывала больше логика. Там, увижу старую фотографию — да, наверное, человека нет вживых.

И.С.:
Работа с цветами — это самая сложная работа, потому что очень тонкие-тонкие вибрации.

Е.К.:
Ну, что касается цвета, так это вообще — самый тяжелый случай, я ничего не чувствую. Белое пятно и в ощущениях, и в понимании того, что я должна почувствовать.

— Ирик Салихович, мы решили сделать Вам тоже небольшое испытание, мы разложили свои фотографии.

Е.К.:
Каждая из девочек принесла из дома несколько фотографий, на которых были изображены люди как живые, так и неживые. Так как фотографии были чужие, мы сами не знали, кто есть кто.

Е.Л.:
В конце концов, он собирался нас обучать способностям, но прежде чем обучать, ему следует показать, что он сам что-то может сделать.

Е.К.:
Ирик стал работать над фотографиями, я только думала об одном: «Пожалуйста, пожалуйста, определи все верно. Пожалуйста.» Нет, не потому, что я не верю, а просто я знаю скепсис девочек и если бы какая-нибудь была бы ошибка, ну…

Н.М.:
Я знала, для чего мы несем фотографии вот эти, когда мы как раз хотели протестировать нашего учителя, я специально сделала легкую подставу, грубо говоря. Я принесла фотографию мальчика маленького, который по всем параметрам должен был жить и здравствовать сейчас.

— А вот по поводу мальчика у меня, конечно, большие сомнения. Он холодный у меня.

Н.М.:
Для меня было таким удивлением, что Ирик Салихович сказал все верно.

— Вот, пожалуй, вот так бы их разделил. Живых и неживых. Эта девушка?

— Живая.

— Эта живая. Так, эта живая.

— Да. И бабушка живая.

— Эта бабушка живая?

— Да.

Н.М.:
Он не ошибся ни в одной фотографии, все сказал очень верно, даже с какими-то комментариями. Меня это на самом деле впечатлило.

— Там все неживые.

— А это?

— Неживые.

— Это неживые, да?

— Все верно.

Е.К.:
Это верно. И это верно. Да. Да. В итоге он определил все. Ура!

Е.Л.:
Это более, чем круто. И в тот момент мне действительно показалось, что такие способности могут быть.

Н.М.:
То есть не просто человек из телевизора, что мы знаем, он якобы что-то может. На самом деле мы это увидели.

И.С.:
Хотел бы подвести итоги вашего тестирования с фотографиями. Надо сказать, что меня очень сильно удивила Наташа. Конечно, это готовый, я должен сказать, экстрасенс.

Н.М.
Я вообще тогда просто поразилась. Вот я с такими глазами тогда сидела, думаю: «Что, он обо мне говорит? Такие вещи серьезные.»

Е.К.:
Я сначала вообще не поняла. Наташа? Она что, угадала все фотографии? Это вообще возможно? Мы только что пришли сюда.

— Вы сказали, что Вы ее где-то видели.

— Да, да.

Н.М.:
А вот эта девушка, у меня такое ощущение, что я ее где-то видела когда-то.

И.С.:
Вы ее видели практически все в интернете. Похищена и убита в феврале год назад.

Н.М.:
Ну, да. Я не знала, что делать с этой девочкой — живая-неживая. Я честно призналась, что у меня есть ощущение, что я ее где-то видела, что я не могу ее ни к кому отнести.

И.С.:
Ну, скажем так, это был единственный минус.

Н.М.:
Я не могу даже сказать, что это был мой минус. При таком результате…

Е.Л.:
Да, Наташа, конечно, нас всех удивила. И после ее результатов как-то было даже неловко спрашивать о себе.

И.С.:
Эти вот ребята все живы. Это заведомо живые люди.

Е.Л.:
Я-то помню, как я разложила эти фотографии. И по сравнению с Наташиным результатом мои были крайне печальны.

Е.К.:
Ирик разложил фотографии в правильные группы, и тут я поняла, что угадала всего одну фотографию. Старенького дедушку-ветерана. Эта фотография была самая старая из всех. Нужно быть совсем деревянной, чтобы промахнуться и с ней.

И.С.:
Здесь ничего такого нет, девочки. Это ваш первый пробный опыт.

Е.Л.:
После этих слов я расстроилась, потому что обычно так говорят, когда не хотят обидеть.

Е.К.:
Да, учиться явно мне есть чему. Результаты мои на данный момент неутешительны.

И.С.:
Задача наша, когда мы хотим научиться развивать свои экстрасенсорные способности, расслабиться, успокоиться и обязательное условие — это состояние, которое называется «здесь и сейчас». То есть мы отключаемся, закрываем глаза, принимаем максимально удобную позу.

Е.К.:
Наше обучение началось с того, что мы должны были полностью расслабиться, настроиться, так сказать, на одну волну с Космосом, со Вселенной и полностью отключиться от происходящего.

Е.Л.:
На самом деле, это было довольно сложно, потому что вокруг тебя находится очень много чужих неизвестных тебе людей, которые на тебя смотрят, операторы.

Н.М.:
Рядом сидят пыхтят две такие же и стоит учитель. И все от тебя этого ждут. Тут уже очень сложно достичь вот этого отстранения.

Е.К.:
Никак не могла отключиться. Думала: «Блин, меня снимают. Что там? Как ребята справляются сами? Или нет?» В общем, тяжело было, правда. Первый раз было очень тяжело.

И.С.:
Делаем вот такое упражнение. Безымянным пальцем правой руки делаем вращательные движения вокруг безымянного пальца левой руки по часовой стрелке. Все вращательные движения — по часовой стрелке.

Е.Л.:
Запомнилось упражнение с пальцами, потому что оно было действительно необычным и чем-то новым для меня.

Н.М.:
Я вдруг в какой-то момент закрыла глаза и поняла, что я вращаю палец, не глядя, и они друг с другом не сталкиваются, то есть у меня пальцы один за другой не заворачиваются, а совершенно четко почему-то идут по своей какой-то траектории. Было забавно.

Е.К.:
Как будто ниточку, вот слабую-слабую ниточку, невидимую причем, накручиваешь вокруг одного пальца, потом вокруг второго пальца. Ну, интересно в принципе.

И.С.:
Так что домашнее задание такое: разрабатываем вот эти пальцы на неделе. Желательно хотя бы трижды в день. Хотя бы 3-4-5 минут, то есть буквально 15 минут.

Н.М.:
Я просто себя очень хорошо знаю. Я сразу сомневалась, что я найду эти 15 минут, даже независимо от обстоятельств каких-то семейных или рабочих. Я жутко ленивое существо, чудовищно ленивая.

Е.Л.:
Любое упражнение, которое ты регулярно выполняешь, впоследствии становится тобой, частью тебя и может принести результат.

Е.К.:
В принципе, ожидаемо, чтобы чего-то добиться, нужно тренироваться, но… Нет, я буду стараться, правда.

И.С.:
Будем тренироваться и потом проведем тестирование на предмет определения успешности или неуспешности вот этой нашей встречи.

Н.М.:
Ну, я вообще не против экзамена, тем более, что в моей жизни давно-давно их не было. В последний раз это было в университете лет 10 с лишним тому назад, поэтому я не против.

Е.Л.:
Ну, я честно не уверена, что я что-то выучу, что-то узнаю и что-то смогу доказать, показать.

И.С.:
Очень-очень далеко мы углубиться не сможем, к сожалению, но кое-что постараемся.

— Спасибо.

— Спасибо.

— Спасибо вам.

Н.М.:
Первое занятие, вот первая половина, — очень интересно. Про тестирование, какие-то результаты были для меня ошеломляющие. А вторая часть занятия прошла, на мой взгляд, откровенно скучно. Сидели, 20 минут пальцы перебирали.

— Если учесть, что они у меня вообще ледяные по жизни.

— Да, кстати, мы там стояли, просто когда пришли, у нее прямо лапы холодные-холодные.

— А сейчас они человеческого тепла.

Е.Л.:
Когда мои руки стали горячими, это действительно меня удивило, потому что подобное случается крайне редко, когда я заболеваю или происходит что-то экстраординарное. Я не считала, что данная встреча — это что-то экстраординарное, однако… Неожиданно. Забавно, да.

Е.К.:
Я очень ждала этого первого занятия. Я вообще ждала, чтобы этот проект поскорее начался. И, конечно же, я чувствую себя просто окрыленной. Мне все понравилось и я с нетерпением, огромным нетерпением жду, что будет дальше.