Тайные знания. Начальная школа. Занятие 3.

Предыдущая серия — Тайные знания. Начальная школа. Занятие 2.

— Здравствуйте! Очень рад вас видеть.

— Здравствуйте!

— Очень приятно. Как работалось?

Евгения Крылова, режиссер, автор фильма:
По-моему, Наташа настроена не серьезно. У нее такие выраженные способности, ей бы хоть чуть-чуть приложить усилия. А она ленится.

Наталья Мурушкина, журналист:
Девочки в этом смысле более серьезно подходят. И наверняка они уже там ушли вперед. И, конечно, было такое опасение: идешь как с невыученными уроками.

Ирик Садыков, астролог, хиромант, поисковик:
В прошлый раз, как вы помните, я предлагал вам такое упражнение как подключение к информационному полю.

— 11 марта в Брянске украли девочку. Она жива?

— Нет.

— Да.

— Да.

И.С.:
Целью было узнать, что же произошло с девочкой. Тогда еще не было известно.

— С девочкой-то что?

— А с девочкой пока еще непонятно, ее не нашли. И весь город поднялся, все волонтеры и все правоохранители, и все там люди искали.

И.С.:
К сожалению, как вы знаете, была там трагедия. Когда я спросил, жива ли девочка, сказали Наталья и Катя, что нет, а Вы сказали, что…

— Мы наоборот сказали, что она жива, мы сказали «да». А Женя сказала, что нет.

— Да-да, вы сказали, что жива, а Женя сказала, что нет.

Е.К.:
Насколько ни была бы трагична эта новость, я лично приятно удивлена за себя. Потому что это значит, что, во-первых, мне не нужно так сильно переживать, что у меня что-то не получается. И, скорее всего, я пришла по адресу. Просто мне нужно больше времени.

И.С.:
Вы зависаете в состоянии такой умиротворенности, парения, спокойствия, уверенности в себе. Вот это должно постоянно присутствовать во время выполнения упражнения.

Екатерина Лучинина, психолог:
Как это ни странно, но ощущения во время упражнения действительно становятся более осмысленными что ли, более яркими.

И.С.:
Не должно утрачиваться вот это ощущение связи между ладонями.

Н.М.:
Ощущения такие очень интересные, как будто ты что-то держишь и оно как бы распухает. Оно такое становится толстенькое-толстенькое, прямо само разводит руки.

И.С.:
Мы единый такой энергетический шнур должны ясно-ясно ощущать. Вот он идет сейчас через наши руки.

Н.М.:
Сейчас пытаюсь сообразить — начинается легкое покалывание вот здесь, в руках. Очень такие узнаваемые ощущения.

В руках очень сильное. Покалывание прям ну вот настолько, что вот как хурма сводит рот, вот у меня так руки сводит постоянно. Но по мне не бегает энергия. Я ее не чувствую.

Е.Л.:
Мне кажется, что подобные ощущения испытываю только я и только у меня получается почувствовать энергию, движение энергии в теле. И я не думаю, что это самообман и какое-то самовнушение.

И.С.:
То есть у нас постоянно количество упражнений увеличивается. Поэтому мы проделаем еще одну, скажем так, медитативную небольшую практику, несложную самую.

Мы сейчас просто попробуем, в течение 5 минут ничего не говорим, сидим, стараемся не двигаться, не почесываемся там, не шмыгаем, не кашляем, не чихаем.

Н.М.:
Я не могу. Мне стоит сказать, что там не надо чесаться и что-то там делать — все, у меня начинается зуд по всему телу, где раньше не было.

И.С.:
Время засекайте, пожалуйста, 5 минут. Смотрим свое внутреннее безмолвие.

Е.К.:
Во время медитации у меня было такое чувство, словно меня раскачивает влево-вправо, словно на ветру.

Е.Л.:
5 минут молчания мне дались очень тяжело, потому что постоянно сбивалась на какие-то мысли, какие-то воспоминания или прогнозы, планы.

Н.М.:
Ну, молчание ума для меня не ново. Я стараюсь это практиковать и у меня это получалось и получается достаточно часто, но вот именно в этот раз было что-то новое.

Какой-то момент пришел вот такой вот в середине. Темный, темный, а потом вот раз — и такой вот фиолетовый, как рубинчик, такой фиолетовый, потом раз — и вот он такой, потом вот он такой.

Я помню, что еще вроде бы Ирик говорил о том, что фиолетовый и синий цвет — это как-то очень правильно для молчания ума.

Я вот последние пару минут, ну, ориентировочно, так и сидела с этим светом вот так.

И.С.:
Это высшие вибрации.

Н.М.:
Причем так вот приятно заполняет, как-то вот прямо очень вкусно и мягко заполняет. Очень такое хорошее фиолетовое пятно.

И.С.:
В качестве сегодняшнего практического занятия я предлагаю вам проверить свои ощущения и запомнить, зафиксировать для себя, как вы ощущаете энергетику человека, уже ушедшего, и человека, ныне здравствующего. Я предлагаю вам фотографии двух очень энергетически мощных людей. Это покойного премьер-министра Великобритании Уинстона Черчиля и ныне здравствующего президента Франции Николя Саркози.

Н.М.:
Ну, наконец-то у нас добавилась какая-то практическая часть, потому что ощущение в руках — это одно, а ощущение в руках, которое ты можешь применить к чему-то, к какому-то конкретному вопросу и какой-то конкретной задаче — это совсем другое. Это так на самом деле здорово окрыляет.

Е.Л.:
Я даже обрадовалась, потому что наконец-то мы будем делать что-то, а не просто гонять энергию по телу или сидеть медитировать.

И.С.:
Ну, я прошу, вот тогда, может быть, Наташа, с Вас начнем?

Н.М.:
Ну, я как всегда пошла первая на эти амбразуры. И даже очень неожиданно фотографии и правда очень сильно отличались друг от друга.

Ну, от живого — ничего, ничего особенного. Никакого особого тепла, ни особого покалывания — ничего. А от господина Черчиля — да, опять, как и в первый раз, вот такое ощущение, что вот здесь ветерок проходит.

Да-да, вот такой холодок с ветерком, вот в этой области.

И.С.:
Давайте попробуем. Конечно, да.

Е.К.:
Что касается меня, то я заметила, что в отличие от первого тестирования ощущения появились.

У меня, в принципе, я дома тоже пробовала, те же самые ощущения, то есть у меня на покойную фотографию очень становится тяжелая рука, очень тяжелая. И легкое покалывание. Ни холод, ни тепло. Это было какое-то притяжение. Притяжение причем над фотографией мертвого человека. Ватное, как будто что-то стягивает. И покалывание. А насчет Саркози — наоборот все. Свободно, то есть рука приходит, ну, вообще ничего.

Я и так поводила ладошкой, и так поводила ладошкой. Над фотографией живого человека я ничего не чувствовала.

И.С.:
То есть опять легко и свободно. Попробуем давайте.

Е.Л.:
Мне хотелось верить, что я действительно что-то могу отличить. Даже несмотря на то, что прошло всего 3 занятия.
Ну, эта фотография определенно холоднее.

— Холоднее, да?

— Да, эта прямо вот пол градуса, но как-то здесь теплее, а здесь холоднее.

И.С.:
Это один из самых распространенных типов ощущений. У большинства, конечно, это больше 50 процентов, именно тепло-холод.

Е.Л.:
Работа с фотографиями была действительно интересным опытом. Но, как оказалось, это был далеко не конец.

И.С.:
Ну, я еще хотел бы сегодня предложить вам чисто практические такие упражнения, которые связаны с непосредственно делами.

Вот я прошу вас всех сейчас проверить ваши ощущения, постольку поскольку эта информация пока неизвестна.

Е.К.:
Дальше наши практические упражнения приняли несколько иной оборот. Ирик предложил фотографии двух неизвестных людей.

И.С.:
Попробуйте вот их определить.

Н.М.:
Холод какой сильный прямо сразу.

Ну, я постаралась абстрагироваться от ситуации. То, что мы делали с известными людьми, здесь люди совершенно незнакомые, и я просто пыталась те же самые ощущения как-то распознать.

У девочки есть холод. Причем сразу вот как только поднесла руку, прямо вот так по всей ладони сильный холод.

И.С.:
Так. Вы никто не слушаете.

Н.М.:
А от этого ничего нет, от этого тихо-спокойно.

И у меня опять вышло совершенно четкое ощущение в руке. Один — живой, один — неживой.

И.С.:
Приоритетов здесь вообще быть не должно. Кто бы ни сказал, хоть сам Нострадамус. У вас должно быть свое личное.

Е.К.:
Что касается меня, мне кажется, пусть мои ощущения и были похожи на ощущения Наташи, но они были несколько другие.

Мне вот показалось, что над мальчиком я что-то чувствую, что какое-то все-таки притяжение есть.

И.С.:
А молодой человек?

Е.К.:
Я только покалывание почувствовала. Но вот нет такого притяжения в руке. То что у меня как будто оторвать аж сложно становится.

Вообще странно, да, рассуждать, о том, что есть какие-то ощущения, нет каких-то ощущений, потому что, вспоминая первое тестирование, я вообще не знала, с какого бока подойти к этим фотографиям. А тут вот да, что-то было.

Е.Л.:
Ну здесь ветер прямо. Вот прямо вот даже над ее лицом даже если. А здесь тепло. Ну здесь все очевидно в общем.

— Все понятно. Так, садитесь, пожалуйста. То есть вслед за Наташей мы все озвучили, скорее всего, обоих людей нет в живых. Потому что юноша пропал более полутора лет назад на Украине, под Харьковом.

Н.М.:
Я на самом деле не думаю, что так сильно повлияла на девочек, что они слышали мои слова. Вот если бы нас было человек 30 и все потом повторили за первым одно и то же — ну тут очевидно влияние какое-то там.

Е.К.:
Я хотела сказать, что у меня сомнение про молодого человека, что если даже он жив, что у него что-то не очень хорошо с ним происходит, потому что я покалывание чувствовала.

И.С.:
Вот. Очень показательно получилось, что мы еще ведемся. Вот да.

Е.Л.:
Да, действительно, мы попались на чужую версию, на чужое влияние, и я не понимаю, почему я не сориентировалась сразу, потому что все-таки я сталкиваюсь часто с такими вещами в силу своей профессии.

Я бесталанна. Я ничего не чувствую в этом смысле.

Н.М.:
Ну, да. Психолог. Но она всего лишь человек. Если думать о себе только как о профессионале, но мы здесь занимаемся совсем другим, это немножко не то.

Е.К.:
Ну, мы услышали, как Наташа сказала, но мы тоже почувствовали.

Е.Л.:
Поэтому мы и почувствовали, господи, конечно. Конечно, убеждение. Тебя убеди, что ты зайчик, ты будешь чувствовать себя зайчиком. Вот и все.

Е.К.:
Несерьезно как-то. Она единственная на данный момент, кто чувствует энергию. Она ей управляет, перемещает направо-налево, поэтому не ей бы жаловаться.

И.С.:
Это вот такое, ну, чувство, извините, толпы.

Н.М.
Девочку все почувствовали одинаково точно.

И.С.:
Ну, девочка она, кстати, она недавно пропала, по девочке еще вопрос. Она вдруг еще где-то может быть и жива.

Н.М.:
Вот я бы лучше мальчика искала, честно.

У меня правда вот было такое ощущение, что стоит искать мальчика. Вот Ирик тоже неоднократно говорил, что не бойтесь ошибиться и доверяйте себе. Я не буду прямо отстаивать свое мнение, но я правда думаю, что так.

И.С.:
Ну что, хочется поблагодарить. Спасибо большое за хорошую работу. В следующий раз принесите, пожалуйста, кольца. Серебряное или золотое. Вот это колечко в следующий раз будем использовать как подручное средство, дополнительный инструмент для проверки своих ощущений. То есть это называется «маятник Фуко» или «китайский маятник».

Н.М.:
Мне очень интересно. Маятник. Я вообще очень люблю всякие приспособления, которые помогают в работе, мне прямо очень-очень хочется, мне кажется, маятник — это прямо мое.

И.С.:
Желаю вам сейчас эту недельку поработать, все упражнения, шары переворачиваем. То, что мы делали, не забываем. Удачи всем, здоровья крепкого. Спасибо!

— Спасибо!

Е.К.:
Я считаю, что вот это занятие помогло гораздо яснее понять собственные ощущения. Ведь важно прежде всего узнать самого себя, свой спектр чувств, распознать вибрации собственного тела, чтобы потом в будущем ими можно было как-то пользоваться, поэтому вот такое упражнение с фотографиями я считаю очень продуктивным.

Н.М.:
Правда, уже становится очень интересно. Уже ждешь занятия как такового, а не для того, чтобы чего-то разоблачить.

Следующая серия — Тайные знания. Начальная школа. Занятие 4.